Боб Шрайбер. Мудрость вышибалы

Автор: admin 21-09-2011, 23:48, Категория: Интервью
Боб Шрайбер. Мудрость вышибалы
Трудный подросток из Амстердама конца 70-х, чье имя мы узнали в 90-е, когда он наравне с Гилбертом Айвелом стал олицетворением европейского ММА для российского зрителя. Спустя 10 лет Шрайбер больше известен, как тренер проспекта UFC Стефана Штруве. В откровенном разговоре с голландцем мы затронули темы, касающиеся как прошлого, так и настоящего «Грязного Боба».

— Расскажи о своем детстве, Боб. Ты был сложным ребенком?

— Я провел свое детство в Амстердаме. Учился я ужасно. В 12 лет я бросил школу и убежал из дома. Это был плохой период в моей жизни. В 16 я угодил в тюрьму, комнату для несовершеннолетних. У меня были большие проблемы с алкоголем и наркотиками. После отсидки я принял решение сменить приоритеты в жизни и пошел на кикбоксинг. Скоро в нашу страну пришел ММА, и я начал заниматься и этим видом спорта тоже.

— Как тебе удалось навлечь на себя столько неприятностей сразу?

— В юности был очень агрессивен. Я бесчисленное количество раз дрался на улицах, а когда начал работать вышибалой в баре, то приходилось драться и там. Для того, чтобы изменить себя, я занялся единоборствами. Это позволило мне поставить мою агрессию под контроль разума. Я все больше увлекался спортом и скоро уже путешествовал по всему миру, проводя поединки.

— Кто или что подвигло тебя в корне поменять твою жизнь?

— Никто, я все поменял сам. Вокруг не было никого, кто мог бы придать мне такой импульс. Многие из моих друзей того времени умерли или получили длительные тюремные сроки. Спорт полностью изменил мою жизнь и меня самого. За свою жизнь я выиграл множество титулов в различных дисциплинах, у меня отличный тренировочный зал в Харлеме, я снимался в нескольких голландских фильмах и в одном русском («День Д» — примечание редакции). Я горжусь тем, чего мне удалось достичь.

— Почему ты сыграл плохого парня в «День Д»?

— А я всегда играю плохих парней (смеется).

— Может, тебе хотелось сыграть главного героя, побеждающего зло?

— Нет-нет, мне нравится играть злодеев. Я обожаю это дело. Я вообще стремлюсь делать только то, что мне нравится.

— Можешь описать время, проведенное в тюрьме? По сравнению с российскими тюрьмами голландские выглядят как гостиницы…

— Да, в наших двух странах тюрьма это два совершенно разных учреждения. В России тюрьма это ад на Земле. В голландской тюрьме ты все-таки можешь жить, как человек, заниматься чем-то интересным. Но все равно ты находишься под замком. И иногда это идет на пользу. У меня было время подумать над собой. Это было тягостное время, но оно очень здорово помогло мне в дальнейшем.

— Удалось ли тебе восстановить связь с родителями?

— Нет, с момента моего ухода из дома я их больше никогда не видел. Никаких отношений с ними я не поддерживаю.

— Сколько всего боев у тебя за плечами, если считать и любительские турниры?

— Огромное количество, 137. Сейчас я уже староват для боев, но я продолжаю растить молодых. Жизнь научила меня многим важным вещам, и я стараюсь передать их моим ученикам. Не только по спорту, но и житейской мудрости. Избегать наркотиков и людей, которые с ними связаны, например.

— Нравится ли тебе современный ММА?

— Да, он значительно лучше ММА нашего времени. Сейчас бойцы всесторонне развиты. В нашу эпоху были специалисты по партеру и по стойке, сейчас такого почти не встретишь, все умеют все. И, я думаю, это к лучшему.

— Где тебе больше всего понравилось биться?

— Лично мне было приятнее всего драться в России. У меня там было много боев, Россия для меня как второй дом. Менталитет русских людей совершенно отличается от голландского менталитета. В Голландии люди избалованы. У них есть все — телевидение, хорошая еда, машины, дома. Среди них мало настоящих бойцов. У русских все совсем по-другому. Мне очень нравится русский менталитет. Больше чем голландский.

— Точно, в России ты не знаешь, чего ждать от завтрашнего дня…

— Да, но это укрепляет дух и волю. Эти ситуации учат вас сражаться в жизни, а сражения в жизни непременно выковывают хорошего бойца в ринге.

— Что из нашей национальной кухни тебе больше всего понравилось?

— Водка (смеется). Шучу, шучу. По части еды у вас не все так хорошо, как с характерами (смеется). Я ведь тоже человек голландской культуры, тоже избалован хорошей стряпней. Хотя водка у вас действительно отличная. И женщины (смеется).

— Какой бой был самым тяжелым в твоей карьере?

— У меня было несколько очень непростых схваток на Арубе, в России и Голландии, одну выделить очень сложно. Многих боев я уже просто не помню.

— Каков уровень бойцов в России?


— В России очень высокий уровень спортсменов, особенно по части кикбоксинга. При этом он продолжает расти. Большая проблема русских в том, что они не могут позволить себе посетить США и Европу, чтобы дополнительно повысить свой уровень в тренировках или боях, часто из-за проблем с визами. Многие промоутеры не хотят иметь дел с бойцами из России именно потому, что им сложно сделать визы.

— Какие отношения у тебя с российскими противниками?

— Исключительно теплые. Мы со всеми друзья до и после боя, но во время — никаких друзей. Только определение более сильного. Спорт есть спорт.

— В наши дни многие бойцы не хотят драться с одноклубниками, отказываются от предложенных поединков. Как ты относишься к такой тенденции?

— На мой взгляд, нет никакой разницы, с кем драться. Многие люди не понимают этого, считают, что в боях главное это агрессия, но это не так. Отношения между профессионалами не ухудшатся от того, что они подерутся между собой.

— Современные ограничения в правилах — необходимость или путь к уменьшению зрелищности боя?

— Нет-нет, смена правил идет на пользу нашему делу. Она делает спорт более профессиональным. Прекрасно, когда люди по всему миру сражаются по одним правилам.

— В какой момент ты понял, что пришло время вешать перчатки на гвоздь?

— Три года назад. Мне уже 46 лет, а когда ты проходишь отметку в 40 лет, очень важно сказать себе «стоп». Иначе есть большая вероятность превратиться в шута, свадебного генерала.

— Скучаешь ли ты по боям?


— Совсем не скучаю. Я счастлив, что я остановился. Я уже пожилой человек, в моем возрасте тяжело справляться с обилием травм. Кроме того, теперь мне не нужно постоянно думать о диете.

— Но тренировки-то ты не бросил?

— Нет, конечно. Я все еще тренируюсь, просто с меньшей интенсивностью. Кроме того, я перестал биться с молодыми парнями. Они полны сил, голодны до побед. Я же победами сыт по горло.

— В какой момент твоя зарплата поднялась до такого уровня, что ты смог жить на нее?

— Никогда (смеется). Я всегда где-то подрабатывал. В нашей стране очень сложно жить на доходы профессионального спортсмена. Стефан Штруве может себе это позволить, но он дерется в США, где платят лучше, чем у нас.

— Как же тебе удалось открыть собственный зал?

— Я долго копил на него. И даже при этом нам пришлось вложиться вместе с женой, чтобы позволить себе это.

— Как вы познакомились с супругой?

— Сложно сказать, что нас сблизило. Наверное, то, что у нас общее хобби, это сделало наши отношения прочными. Она тоже боец и ей очень нравится это занятие.

— Что ты думаешь про женский ММА?


— Я хорошо отношусь к этому ответвлению ММА. Уровень нынешних девушек-бойцов очень высок. Они растут вместе с мужчинами и тоже очень быстро.

— Многие мужчины заявляют, что женщина в ММА — это против природы.

— Мне кажется неправильным указывать свободным людям, что в их природе, а что против. Пусть дерутся. В нашем зале занимается множество девушек, которые хотят научиться драться. Ни у кого из мужчин никогда не возникает никаких вопросов к ним.

— Как ты относишься к тому, что современные женщины зачастую сильнее мужчин?

— Да, такое случается в наше время. Моя жена сильнее многих мужчин в нашей стране (смеется). Мы с женой долгое время работали вышибалами в одном и том же баре. У нас было множество совместных боев с невменяемыми людьми. Они всегда недооценивали ее, за что потом жестоко расплачивались.

— Откуда возникла идея вместе работать в баре?

— А почему нет? Это же просто работа, а деньги там неплохие. Согласен, работа достаточно опасная. Многие люди ведут себя слишком агрессивно. У нас в стране большая проблема с наркотиками, но это проблема всего мира. Люди не всегда понимают, как нужно вести себя в определенных местах.

— Ты пытаешься увещевать агрессора или сразу идешь на конфликт?

— Я всегда стараюсь уважительно относиться к любому человеку. Стараюсь разрешить конфликт словами. Если же человек не выказывает уважения в ответ, то это уже его проблема, не моя.

— Твои бои всегда были захватывающи и очень интересны для публики. Это изза характера или ты старался на публику?

— Я думаю, из-за характера. В ринге или клетке нужно полностью переключать свое сознание, становиться другим человеком. Я всегда старался быть предельно агрессивным в клетке, хотя в жизни я давно уже не такой. Техника очень важна, но изменение сознания вещь основополагающая.

— Возможно, иногда тебе стоило быть более осторожным в ринге? Не стоило ли агрессия тебе побед в какихто поединках?

— Да, случалось, что я проигрывал изза неосмотрительности. Но чаще всего соперники просто были сильнее, чем я. Тут нет ничего страшного, это жизнь. Всегда будет кто-то сильнее тебя. Если ты сделал все возможное для победы, выложился на 100%, но не выиграл, то тебе нечего стыдиться. Стыдно не драться ради этого.

— Разделяешь ли ты точку зрения о том, что нужно прекращать заниматься сексом за несколько недель до боя?


— О, нет, это чушь собачья. Конечно, за день-два до боя сексом лучше не заниматься, но за 5 недель… Тут многое зависит от человека. Если ты будешь считать, что секс вредит тебе, то он, конечно, будет вредить. Если не обращать на это внимания, то никаких проблем не возникнет.

— Расскажи немного про своего самого знаменитого ученика, Стефана Штруве. Ты помнишь Стефана, когда он впервые пришел к тебе заниматься в зал?

— Да, ему было 14 лет. Он был очень худой, еще более чем сейчас (смеется). За прошедшее время он сильно вырос в профессиональном плане. Он еще очень молод, но у него огромный потенциал. Я думаю, что в будущем он станет чемпионом UFC.

— Поменялся ли Стефан, как личность?

— Ничего не поменялось, он все такой же. Очень искренний и прямолинейный, всегда говорящий людям правду в лицо. Это один из тех бойцов, с которыми мне больше всего нравится работать.

— Вне зала он ведет себя так же?

— В обычной жизни это очень дружелюбный парень, совсем не заносчивый. Очень правильный, не пьет, рано ложится.

— Охарактеризуй Штруве как бойца?

— Он очень хорош в партере, сильный грепплер. Я думаю, это его сильнейшая сторона.

— А его слабости?

— Не думаю, что у него есть такие (смеется). Если ты имеешь в виду его стойку, то мы продолжаем работать над ней. Не стоит думать, что это его слабое место.

— Когда Стефан выйдет на титульный бой?

— Мы не хотим торопить события. Ему всего 23 года, так что торопиться некуда. Запаситесь терпением, вы еще обязательно увидите Штруве в бою за пояс UFC.


Информация
Боец! Прокомментируй данную запись и выскажи свое мнение.


2014 Сайт о смешанных единоборствах "Супер Боец"
Новости единоборств, клубов, техника различных боевых искусств, биографии, фото и видео, интервью.