Тим Кеннеди: Если бы мой враг в Афганистане упал на землю, я не пытался бы заставить его сдаться, а просто раздробил бы ему трахею

Автор: admin 10-08-2011, 13:05, Категория: Интервью
Тим Кеннеди: Если бы мой враг в Афганистане упал на землю, я не пытался бы заставить его сдаться, а просто раздробил бы ему трахею
Человек, одинаково хорошо управляющийся и с плитой, и со снайперской винтовкой, он 8 лет отслужил в «зеленых беретах», а теперь оспаривает титул чемпиона Strikeforce в среднем весе. Скромный американский солдат Тим Кеннеди дал обстоятельное интервью нашему сайту.

— Добрый вечер, Тим! Как твои дела?

— Все хорошо, спасибо. С момента моего последнего боя против Мелвина Манхуфа прошло около двух с половиной месяцев. Это время я посвятил развитию своих навыков, улучшал технику бокса, джиу-джитсу, кикбоксинга.

— Есть ли у тебя запланированные бои в ближайшем будущем?

— Пока ничего не решено. Strikeforce хочет, чтобы я дрался 30 июля или в августе, так что я готовлюсь одновременно к обеим датам.

— Недавно Strikeforce была куплена Zuffa. Пойдет ли это на пользу компаниям и бойцам?

— На мой взгляд, это хорошее известие для всех нас. Strikeforce это пойдет на пользу, так как они будут расти в вопросах организации турниров, связей со спортсменами. Zuffa теперь правит бал, для них это был очевидно успешный шаг. Ну а мы, бойцы, получили хорошие условия по страховке.

— В связи с вышеописанными событиями не задумывался ли ты о переходе в UFC?

— Я ищу возможностей биться с лучшими. Некоторые из них выступают в Strikeforce, некоторые в UFC. Например, Ник Диас, без сомнения, является номером 2 в полусреднем весе, а несколько средневесов Strikeforce входят в десятку лучших в мире: Жакаре, Робби Лолер, Бабалу, я. Мне не нужно куда-то уходить, чтобы драться с этими парнями.

— То есть твой следующий бой будет под эгидой Strikeforce?

— Я буду драться там, где мне скажут. Пока я на контракте у Strikeforce, но ходили не оправдавшиеся, к сожалению, слухи о том, что я мог бы стать тренером на The Ultimate Fighter 14. Повторюсь, моя цель — биться с лучшими.

— Как ты отреагировал на то, что тренерские места на TUF были отданы не тебе, а Джейсону Миллеру и Майклу Биспингу?

— Вполне нормально. Будет яркое шоу, потому что эти двое парней знают, как придать процессу драматичности. Когда же дело дойдет до боя, то Джейсон сметет Биспинга.

— Когда Лолер дрался с Манхуфом, то пошел с ним в размен. Почему ты выбрал относительно простой путь для победы, заставив голландца сдаться?

— После проигрыша Жакаре мне нужно было быстро вернуться к борьбе за титул. А для этого необходимо было выиграть. Мелвин очень недооцененный боец, он великолепный ударник и при этом неплохо борется, но на спине он очень уязвим для сабмишенов. На самом деле я хотел его нокаутировать, но перед этим собирался измотать его на земле. Так получилось, что до нокаута не дошло, справился в партере.

— До боя с Манхуфом были слухи о третьем бое против Миллера. Почему он так и не был организован?

— Мы с Джейсоном были готовы драться и с радостью согласились бы на этот бой, но после заварушки с братьями Диасами канал Showtime больше не хочет видеть Мэйхэма ни в одном из своих кардов. Это вынудило Джейсона перейти в UFC и искать соперников там.

— По прошествии времени как ты оцениваешь свой бой против Жакаре?

— Я разочарован тем, как сложился этот бой. Я выступил не лучшим образом, не использовал представившиеся возможности. В первом раунде я послал его в нокдаун, несколько раз мне удавалось перевести его на землю, но я ничего не смог извлечь из этого. Жакаре очень талантливый парень, великолепный атлет, опасный как в стойке, так и в партере, но я думаю, что мог бы отбиться против него лучше. Сейчас я сильнее, чем тогда и мне, конечно, хотелось бы встретиться с ним снова.

— Как сложится ваш поединок, если ты все-таки доберешься до него снова?

— Я нокаутирую его. Мне удалось послать его в нокдаун в первом бою и тогда требовалось продолжать оказывать на него давление на земле. К сожалению, он оправился и за счет длины рук начал уходить в угол, контратаковать. Жаль.

— Как ты отреагировал на новость о том, что Люку Рокхолду дали выход на Жакаре?

— Не могу поверить, что они решили организовать этот бой! Поначалу я был вне себя. Потом подумал, что ничего, пусть Люк получит свой шанс. Надеюсь, что меня поставят против победителя этого поединка.

— После объединения UFC и Strikeforce у тебя есть большой выбор оппонентов. Если бы ты мог выбирать, то какие бои со своим участием организовал?

— Против Робби Лолера, Жорже Сантьяго и Андерсона Силвы.

— Ты являешься «зеленым беретом». Расскажи нашим читателям об этом подразделении.


— Мы армейский спецназ. Мы ведем партизанскую войну, принимаем непосредственное участие в боевых и диверсионных операциях, осуществляем разведку, действуем под водой, работаем со взрывчаткой, снайперским вооружением.

— Что тебе дала служба в армии?

— Я отдал армии 8 лет и вынес оттуда много хорошего. Иногда я скучаю по временам службы, по жизни «зеленого берета», по спецоперациям. Это лучшая работа, которая когда-либо у меня была.

— Отличается ли рукопашная подготовка в армии от ММА и вообще спортивных единоборств?


— Целью любого спортивного единоборства является выигрыш конкретной встречи. Целью армейской рукопашной подготовки является в первую очередь сохранение своей жизни и смерть соперника. Так как цели различаются, то и техники имеют определенные различия, хотя корни у этих дисциплин одни и те же. Чтобы преуспевать в армейской рукопашке, тебе нужно быть успешным в борьбе, боксе, кикбоксинге. Но если бы мой враг в Афганистане упал на землю, я не пытался бы заставить его сдаться, а просто раздробил ему трахею.

— Помогли ли тебе навыки, полученные в ММА в армии?


— Если ты хороший боец, это улучшает твои качества, как солдата, и наоборот. Армейская физическая подготовка дает неплохой задел для выступления в ММА, а опыт, полученный в боях ММА, помогает в военной службе.

— Приходилось ли тебе встречаться с российскими военными?

— Да, мы немного виделись с русскими в Афганистане. Отличные профессионалы, очень умные и умелые специалисты.

— В Америке не принято отправляться в армию после колледжа. Почему ты принял обратное решение?


— Американский спецназ это элита нашей армии. Там служит много ребят с учеными степенями. Я ушел в армию после колледжа, потому что произошли террористические атаки 11 сентября. Я хотел чем-то помочь моей стране. Многие мои однокурсники поступили так же.

— В своем твиттере ты написал, что жалеешь, что не успел самостоятельно уничтожить Бен Ладена.

— Да, жаль, что мне не удалось убить его. Это человек, который выступал против всего, во что я верю.

— Какую специальность ты получил в колледже?

— Я имею степень бакалавра по уголовному праву.

— Почему именно уголовное право?

— Изначально я хотел пойти работать в ФБР или ЦРУ, так что я сфокусировался на тех дисциплинах, которые хорошо подходили под эту задачу. Многие мужчины в моей семье работали и работают в органах. Мой отец — офицер полиции, брат — помощник шерифа, дед служил в армии. Все мои родственники боролись с преступностью, распространением наркотиков, и я тоже хотел этим заниматься.

— А как же твоя мама? Я слышал, что в детстве она отдала тебя учиться игре на фортепиано.

— Да, мама много куда меня водила. И фортепиано, и кулинария, и танцы, и рисование. Не могу сказать, что это время было потеряно зря, оно сделало меня более разносторонним человеком. Я-то любил только стрелять, драться и бороться, так что мамины уроки немного сбалансировали меня в развитии.

— Что-то из тех навыков сопровождает тебя по жизни?

— Конечно. Например, я до сих пор люблю поиграть на пианино. Но больше всего мне нравится готовить. У меня есть собственная теплица, где я выращиваю для себя овощи. Кроме того, я люблю поохотиться, так что часто весь мой обед или ужин состоит из продуктов, которые добыты своими руками.

— Где ты предпочитаешь охотиться и на кого любишь ходить?

— Обычно мы с друзьями едем на север, в штат Вашингтон или Монтану. Там есть, где порыбачить, я люблю хорошую семгу. Охотимся обычно на лосей или оленей, у них очень диетическое мясо. Меня вообще очень интересуют вопросы правильного питания, я стараюсь есть только здоровую пищу.

— Раз уж мы заговорили о питании. Насколько жестка твоя диета?

— Очень строгая. Я дерусь в 84 килограммах, но если не буду следить за тем, что ем, то буду весить в районе 105. Это не значит, что я разжирею, мои мышцы тоже увеличатся. И я наберу этот вес быстро. Так что для меня очень важно придерживаться диеты.

— Как выглядит твой завтрак?

— Только фрукты и протеиновый коктейль. Потом отправляюсь тренироваться.

— С кем и в каких лагерях ты сейчас тренируешься? Кто твои спарринг-партнеры?

— Я тренируюсь здесь, в Остине, с ребятами из UFC Ивом Эдвардсом и Камалом Шалорусом, тяжеловесом Полом Буэнтелло. Бывает, что заглядываю к Грегу Джексону и работаю с Джоном Джонсом, Карлосом Кондитом, Брайаном Стэнном, Китом Джардином.

— На заре своей карьеры ты тренировался в зале The Pit с Джейком Шилдсом и Чаком Лидделлом. Что тебе дало то время как бойцу и человеку?

— О, это было суровое место. Там было темно 24 часа в сутки, а тренировки были очень тяжелыми, но все равно это были хорошие деньки. Я научился держать удар, получил несколько полезных навыков. Я бы не хотел начать свой путь как боец нигде, кроме как там. Там я получил хороший фундамент, на котором построил свой нынешний профиль.

— Ты работал с Шилдсом, но при этом ты бывал в зале Джексона, так что наверняка видел СентПьера. Как оценишь их недавний бой?

— Мы с Шилдсом дружим в течение очень долгого времени. На мой взгляд, он дал Сент-Пьеру неплохой бой, более близкий, чем решили судьи. Я отдал Джейку два раунда и еще в двух раундах не смог выбрать победителя.

— Почему ты вообще решил стать бойцом?

— Ты знаешь, для меня это было настолько естественно, что я даже не задумывался.

— В чем плюсы и минусы жизни такого рода?

— Приходится быть эгоистом и это неприятно. Когда готовишься к бою, тебе нужно забыть о семье, следить за едой, соблюдать режим. И это не очень честно по отношению к близким. С другой стороны, я занимаюсь любимым делом и умудряюсь еще и делать на этом деньги.

— Что ты испытываешь, когда входишь в клетку, дверь закрывается, и тысячи людей начинают скандировать твое имя?

— В такие моменты я сохраняю спокойствие, концентрируюсь на том, что мне нужно делать. Я не из тех, кто заводится перед боем, накручивает себя.

— У тебя две дочки. Если они, глядя на отца, захотят стать бойцами ММА, как ты отреагируешь?

— Я не разрешу им это. Не хочу для них такой жизни. Не хочу, чтобы они тяжело тренировались, получали удары… Я бы хотел, чтобы они стали врачами или художницами.

— Расскажи, как ты воспитываешь дочерей?


— Мне кажется, что для детей важно, чтобы они видели мир. Я стараюсь много путешествовать с ними.

— И какие страны уже удалось посетить?


— Мы были в странах Южной Америки, Северной Америки, Тринидаде. Собираемся посетить Лихтенштейн, Германию и Италию. Первым делом отправимся в Италию.

— Почему именно в Италию?


— У нас католическая семья. Мы не фанатики, но, безусловно, верующие. Было бы здорово посетить Рим, посмотреть на Папу. Ну и побродить немного по городу, заглянуть в Ватикан.

— Кстати, какие страны ты посетил, когда служил в армии?

— Германия, Англия, Ирландия, Пакистан, Узбекистан, Кыргызстан, Иран, Ирак, Афганистан, Тринидад, Перу, Колумбия, Чили… и это все.

— И после этого ты все еще любишь путешествовать? Похоже, ты посетил уже полмира!

— Да, все еще не потерял интереса к путешествиям.

— Бойцы часто раскрашивают свои тела татуировками, на тебе же нет ни одной. В чем причина?

— Не знаю, тату это как-то не в моем стиле. Я никогда не чувствовал надобности сделать себе татуировку. Каждый выбирает для себя. Кому-то они идут, кому-то нет. У моей жены, например, куча татуировок. Если мои дочери захотят сделать татуировки, то я не буду против.

— Как ты проводишь свободное время между боями?

— Я готовлю, стреляю и… честно говоря, тренируюсь (смеется). Мне нравится сам процесс тренировки.

— Известно, что в армии ты был снайпером. Какую винтовку использовал на заданиях?

— В основном я использовал SR-25. Эта винтовка под стандартный патрон НАТО 7,62х51 мм, у нее газоотводная автоматика, магазин на 20 патронов и неплохая дальность. Правда, для снайперской винтовки дальность все-таки не слишком большая. Кроме того, тяжеловата она.

— А как тебе наша СВД? Приходилось тебе ее использовать?

— Да, мне приходилось стрелять из Драгунова. Классная винтовка, но на ее характеристики накладывают некоторые ограничения детали конструкции. Кстати, в следующем месяце на ТВ выйдет шоу с моим участием, которое будет называться Deadliest Warrior. Там будет пошаговое сравнение моей стрельбы из SR-25 и кого-то, стреляющего из СВД.

— Сколько времени тебе, как снайперу, приходилось максимально лежать на одном месте без движения?

— Три дня. Мы с напарником заняли точку, и нужно было дождаться, когда появится цель. Все естественные потребности приходилось справлять в мешок.

— Это не та операция, за которую ты получил Бронзовую звезду?

— Нет, ту медаль я получил в Ираке. Деталей раскрыть не могу.

— Тогда давай сменим тему. Есть ли у тебя фирменное блюдо?

— Мне нравится готовить фондю с сыром, картофельную запеканку с мясом, грибную пиццу с горгонзолой… я могу продолжать долго.

— Тебе что-то известно о русской кухне?

— Не особенно много. Я знаю только, что у вас хорошая водка. Еще слышал про борщ. Возможно, ты сможешь выслать мне пару русских рецептов.

— Без проблем. Но сначала ты расскажи нашим читателям, как правильно приготовить настоящий американский стейк.

— Для начала, нужен хороший гриль на дубовых углях. Дальше мы либо маринуем мясо, либо натираем его специями. Маринад я предпочитаю не покупной, а приготовленный самостоятельно. А дальше прожариваем мясо до нужного состояния. Мне нравится стейк средней прожарки, красный внутри, но коричневый снаружи.

— У нас в стране отличные охотничьи угодья. Не думал о том, чтобы привезти пару трофеев из России?

— Нет, это не по мне. Я не охочусь ради трофеев, не вешаю головы животных на стену. Практически все добытое на охоте я использую в пищу.

— Есть ли у тебя более благообразные хобби?

— Конечно, я обожаю книги и комиксы. В этом деле я настоящий ботаник. Всегда с нетерпением жду выпусков «Зеленого фонаря», «Капитана Америки», «Гарри Поттера»… Из более серьезных мне нравятся книги о французской революции, «Три Мушкетера», «Граф Монте-Кристо», книги Рабле, но я точно так же читаю фантастику, того же Стивена Кинга, «Властелина Колец» или книги по вселенной «Звездных войн».

— Ты ведешь свой собственный блог, где выкладываешь свои воспоминания о военном прошлом. Хочешь со временем податься в писатели?

— Почему бы и нет? Сейчас у меня недостаточно для этого времени, но когда я закончу с боями, это будет одно из тех занятий, которым я смогу уделять больше внимания. Возможно, я даже напишу свою книгу.


Информация
Боец! Прокомментируй данную запись и выскажи свое мнение.


2014 Сайт о смешанных единоборствах "Супер Боец"
Новости единоборств, клубов, техника различных боевых искусств, биографии, фото и видео, интервью.